Корзина
3 отзыва
Актуальные проблемы и перспективы использования полиграфа
Контакты
ОО «Евразийская ассоциация полиграфологов»
+7 показать номер
Сергей Алесковский
КазахстанАлматы1-й микрорайон, д. 73-б, оф. 21050063
Карта

Актуальные проблемы и перспективы использования полиграфа

Актуальные проблемы и перспективы использования полиграфа
Сергей Алесковский, Председатель Совета Алматинской ассоциации полиграфологов, кандидат юридических наук, профессор Академии экономики и права, полковник в отставке Выступление на Круглом столе «Актуальные проблемы и перспективы использования полиграфа» В начале своего выступления я хотел бы коротко осветить историю становле-ния полиграфа в Республике Казахстан, очевидцем и активным участником которой я являюсь. Полиграф («детектор лжи», «лай-детектор») используется во многих странах мира более полувека. Это техническое устройство, представляющее собой комби-нацию медико-биологических приборов, позволяющих синхронно и непрерывно фиксировать динамику психофизиологических реакций прове¬ряемого лица на во-просы, задаваемые полиграфологом. Прибор является пас¬сивным регистратором процессов, протекающих в организме человека, и не оказывает на них какого-либо обратного влияния. Опрос с использованием по¬лиграфа представляет собой без-вредную для здоровья опрашиваемого проце¬дуру, направленную на получение ин-формации о каком-либо событии, имев¬шем место в прошлом. В Российской Феде-рации, например, полиграф широко применяется органами ФСБ и МВД как в ходе оперативно-следственных мероприятий, так и при работе с кадрами. Десять лет назад, в 2001 году к нам в Казахстан впервые приехал один из гуру современной полиграфологии – родоначальник криминалистического направления в использовании полиграфа – Ю. И. Холодный. Это было первый визит «живого» полиграфолога, которого увидели мы – только-только начинающие специалисты в области инструментальной детекции лжи. Да и специалистами нас по настоящему нельзя было еще назвать, так как реальных «боевых» проверок никто из нас в то время не проводил. Только через год, в апреле 2002 года, первая группа казахстанских полигра-фологов в количестве четырех человек, наконец прибыла в Москву и приступила к основательному овладению новой профессией. В составе этой группы был и Ваш покорный слуга. Нам преподавали люди, уже навсегда вошедшие в историю совет-ской и российской полиграфологии и ставшие ее живой легендой: В. А. Варламов, И. С. Зубрилова и др. Тогда же, в мае 2002 года у нас в работе появился и первый полиграф россий-ского производства – простенький как электрочайник знаменитый «Барьер-14», ко-торый я по поручению своего ведомства привез из Москвы. Практически все поли-графологи того времени начинали работать на полиграфе этой модели. Правда, в девяностые годы прошлого столетия в Казахстан попадали и другие полиграфы российского и американского производства. Но так как специалистов, способных работать на них, не было и в помине, то пылились на складах эти полиграфы и спи-сывались постепенно в утиль. Со временем полиграфами стали оснащаться подразделения КНБ, МВД, МО, СОП и других силовых ведомств. Я горжусь тем, что оказывал помощь в становле-нии служб полиграфологов в большинстве из этих ведомств и обучал начинающих специалистов. В 2003 году полиграф в Казахстане проник и в частный бизнес и в Казкоммерцбанке, одном из крупнейших наших банков, появилась должность – полиграфолог. Примерно в это же время частная экспертно-криминалистическая организация Экспертно-оценочный центр, возглавляемая одним из патриархов казахстанской криминалистики, профессором А. Ф. Аубакировым, внедрила услугу для населения — проверки на полиграфе для заинтересованных компаний и частных лиц. Правда, в общественном сознании тогда господствовало тотальное неверие в психофизиоло-гические методы выявления скрываемой информации, нередко отношение к детек-тору лжи было сродни отношению к «электрическому стулу"… Много воды утекло с тех пор. Долгие годы мы с завистью смотрели на наших российских коллег, успешно внедряющих полиграф и в кадровой работе, и при расследовании преступлений, и даже при производстве судебных экспертиз. По-степенно росло осознание того, что в нашей работе по пропаганде применения по-лиграфа нужно начинать действовать более напористо и целеустремленнее. Нако-нец, инициативная группа полиграфологов предприняла попытку официально заре-гистрировать общественную организацию специалистов, работающих на полигра-фе. Однако с первой попытки зарегистрировать объединение полиграфологов нам не удалось. Сейчас нет смысла вдаваться в подробности нашей борьбы за право на существование, но в конце концов, 1 июля 2008 года Министерством юстиции все же была зарегистрирована Алматинская ассоциация полиграфологов – первая неза-висимая общественная организация, объединяющая специалистов-полиграфологов вне зависимости от их ведомственной принадлежности, полученного образования и моделей полиграфов, на которых они работают. Это был большой шаг в истории становления казахстанского полиграфа. Одними из основных задач Ассоциации являлось и является оказание информационной и методической помощи полигра-фологам, защита их от возможных неправомерных действий со стороны сторонних сил. Также мы оказываем помощь и гражданам в защите их интересов от необосно-ванного и непрофессионального применения в отношении них полиграфа со сторо-ны безграмотных так называемых операторов полиграфа, которые, к сожалению, стали появляться и у нас в Казахстане. На сегодняшний день в рядах Алматинской ассоциации полиграфологов со-стоят уже более двадцати пяти человек, представляющих как Алматы, так и Астану, Павлодар, Караганду, Костанай, Усть-Каменогорск и даже Кыргызскую Рес-публику. И это при том, что действующие полиграфологи правоохранительных ор-ганов, находящиеся на службе, в соответствии с законодательством не входят в со-став нашей Ассоциации, хотя являются ее горячими сторонниками. Новый шаг в развитии полиграфологии в Казахстане был сделан совсем не-давно, в январе этого года. 22 января 2011 года в г. Москве состоялась встреча ру-ководителей общественных организации полиграфологов из России и Казахстана: «Дальневосточной ассоциации полиграфологов» из Владивостока, «Лиги полигра-фологов Сибири» из Новосибирска, «Объединения профессиональных полиграфо-логов» из Перми, «Уральское бюро «Полиграф» из Екатеринбурга, «Национальной школы полиграфа Республики Татарстан» из Казани, «Региональной общественной организации «Ассоциация полиграфологов» из Москвы. Нашу Алматинскую ассо-циацию полиграфологов представлял на встрече я. В результате переговоров общее собрание учредителей объявило о создании «Объединения ассоциаций профессиональных полиграфологов стран СНГ» — пер-вой наднациональной общественной структурой профессиональных полиграфоло-гов на Евразийском континенте. Наше Объединение открыто для всех желающих, признающих устав и нравственные нормы полиграфологов, готовых активно вне-дрять и пропагандировать новые методы борьбы с преступностью, в том числе с организованной преступностью и коррупцией. Уже есть желающие из Белоруссии, Украины, Армении, Азербайджана и Киргизии влиться в ряды нашего Содружества. Знаковым стало и выступление Президента нашей страны на коллегии МВД Республики Казахстан в январе этого года. Н. А. Назарбаев поручил правоохрани-тельным органам, в первую очередь, МВД и КНБ шире внедрять полиграф в кадро-вой работе, особенно при назначении на высокие руководящие посты. Такая же участь ждет в ближайшее время и высоких государственных служащих, особенно связанных с решением финансовых вопросов, материальной ответственностью (как заявил член секретариата комитета партийного контроля партии «Нур Отан» Ба-тыржан Ашитов). Сразу после указания Н. А. Назарбаева мы почувствовали движение в огром-ном механизме органов внутренних дел: посыпались звонки за помощью в разъяс-нении, стали готовиться обоснования и расчеты создания соответствующих поли-графологических служб. Мне, как и другим полиграфологам, приходится выступать перед руководящим составом органов внутренних дел, устраивать демонстра-ционные показы работы полиграфологического оборудования. Хочется надеяться, что в самое недалекое время мощные и эффективные полиграфологические службы МВД появятся во всех регионах Казахстана. Полиграф способен оказать сущест-венную помощь в раскрытии и расследовании преступлений, в том числе и по са-мым резонансным делам. Еще большее значение полиграф имеет для профилактики возможных престу-плений. Американскими специалистами давно подмечено, что в организациях, ре-гулярно применяющих полиграф, практически прекращаются кражи персонала, другие серьезные правонарушения. Если при приеме на работу в организацию не-обходимо проходить полиграф, то нечистый на руку кандидат обойдет это учреж-дение стороной. Безусловно, проблем у казахстанских полиграфологов все еще значительно больше, чем побед и достижений. На этих проблемах хотелось бы остановиться подробнее. Нас не может не волновать та травля полиграфа и метода инструментальной детекции лжи, которую развернули последнее время определенные правозащитные организации. При этом их руководители, позиционирующие себя как непредвзятые и объективные борцы с несправедливостью и коррупцией в коридорах казахстан-ской власти, ополчившись на полиграф, явно перегнули палку и подставили себя в глазах специалистов, находящихся, как говорится, «в теме». Не буду голословным. Президент общественной организации «Трансперенси интернэшнл Казахстан» Сергей Злотников лишь самым ленивым не дал интервью, где он с самоуверенно-стью мэтра утверждает: «…Обмануть полиграф не так-то сложно. Этому – как его обмануть – специально учат…». Хочу оторваться от цитирования и сразу спросить Злотникова: Где это учат обмануть полиграф? Дайте адрес, я тоже хочу пройти та-кие курсы. Почему я, руководитель Ассоциации полиграфологов, ничего не знаю о такой учебе и тех лицах, которые учат, как обмануть полиграф?» Почему же таких замечательных учителей не нашлось у шпионов-разведчиков, которых постоянно раскалывают именно на полиграфах, и в США и в России, да думаю, и в других странах? Утверждение о легкости обмана полиграфа полностью популистское, его мо-жет выдать лишь человек, ни разу в жизни не видевший вблизи профессиональный полиграф и, наверно, не удосужившийся даже побеседовать с любым полиграфоло-гом. Современные компьютерные полиграфы снабжены многоуровневой защитой от возможного противодействия со стороны опрашиваемых и никакая предвари-тельная подготовка и обучение не оставляют тестируемому ни малейшего шанса обмануть специалиста. Следующий пассаж Злотникова тоже не достоин правозащитника, радеющего за свою деловую репутацию. Он утверждает: «…У нас есть определенная категория людей, которые так привыкли, что у них ничего не дрогнет…». Если бы тести-рование на полиграфе вызывало привыкание, то весь смысл этого метода давно бы уже пропал и сама по себе детекция лжи канула в лету. На самом деле, полиграф занимается поиском и выявлением информации, хранящейся в памяти человека, так называемых идеальных следов. Пока человек находится в здравом уме и сохраняет хоть какие-то воспоминания о своей прошлой жизни, скрыть эту информацию от полиграфа у него нет никакой возможности. Множество экспериментов и реальных дел доказали, что даже самый лживый и изворотливый индивид, мошенник, на котором клейма ставить негде, оказывается беззащитным перед полиграфом и либо дает признательные показания, либо если упорствует, разоблачает себя изменения-ми физиологических реакций своего организма в ответ на предъявляемые специа-листом-полиграфологом стимулы. Свою лепту в «разоблачение» полиграфа внес и политолог Досым Сатпаев. В газете «Мегаполис» было опубликовано следующее его высказывание: «…Ни один прибор не даст 100-процентной гарантии. Кроме того, это нарушение прав челове-ка. Если, скажем, человек от природы нервничает и потеет, его теперь записывать в коррупционеры? Если же кто-то хладнокровный, но коррупционер, его теперь но-сить на руках как образец честности? Я считаю, в Казахстане такой опыт не приме-ним. К тому же большой вопрос: кто будет обрабатывать результаты тестирования? Если этот человек сам коррупционер? …» Во-первых, хочется спросить господина Сатпаева, как же так, у нас что, в Ка-захстане, люди совершенно другие, чем во всем остальном мире? Они что, потеют по другому или концентрация хладнокровных коррупционеров в Казахстане пре-вышает все мыслимые размеры? Почему более чем в 60 странах мира (по данным Американской ассоциации полиграфологов за 2008 год) полиграф успешно диффе-ренцирует хладнокровных коррупционеров от потных, но законопослушных граж-дан, а в Казахстане это невозможно? Еще более смешной довод, а если сам полиграфолог – коррупционер. Так и хочется продолжить: а если судья коррупционер, прокурор, участковый, врач, учи-тель, депутат, священнослужитель, сантехник… Так вообще жить не захочется. В психиатрии есть соответствующий термин для этого – паранойя. К тому же, в отличии от многих государственных служащих и частных пред-принимателей, проверить добросовестность и объективность работы полиграфоло-га очень просто. В результате применения полиграфа остаются полиграммы — кри-вые, регистрирующие изменения всех физиологических параметров опрашиваемо-го лица на протяжении всего времени проверки. По этим полиграммам специалист и делает вывод о причастности или непричастности проверяемого лица к тому или иному деянию. Современные полиграфы начисто исключают возможность измене-ния полиграммы после окончания тестирования. Любой специалист-полиграфолог обязан уметь читать полиграммы и без труда сможет разоблачить нечистого на ру-ку коллегу, если такой появится. Наша общественная ассоциация во многом для того и создана, чтобы при необходимости, перепроверять результаты обследований других специалистов, если в этом есть обоснованная необходимость. Другая проблема отечественной полиграфологии, которая пока еще совер-шенно не решена в Республике Казахстан – это возможность применения полигра-фа в рамках экспертного исследования. Как известно, эффективность расследования уголовных дел в современных условиях все в большей степени зависит от ре-зультатов применения специальных знаний. Нередко преступления сейчас совер-шаются с использованием новых технологий, современной техники, электроники, что ставит перед правоприменителями задачу постоянного поиска и внедрения в процесс раскрытия преступления и его расследования новейших достижений науч-но-технического прогресса. Активизация борьбы с преступностью, равно как и защита интересов за-конопослушных граждан, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, на фо¬не снижения ценности доказательственной информации, получаемой в ходе допросов обвиняемых, свидетелей и потерпевших, из-за участившихся случаев изменения ими своих первоначальных показаний, обуславливают необходи¬мость своевремен-ного внедрения в следственно-судебную практику новых ви¬дов экспертиз. Наибо-лее успешно в этих целях может использоваться проведение судебной психофизио-логической экспертизы с применением полиграфа. Такая экспертиза имеет свой предмет – факты и обстоятельства, устанавли-ваемые на основе специальных знаний; объект – скрываемые идеальные информа-ционные следы в памяти человека и задачи – диагностика и установление наличия в памяти человека следов о расследуемом событии, которые при тестировании оп-ределяются по изменениям физиологических параметров, регистрируемых поли-графом. К сожалению, в этом вопросе сегодня мы находимся на таком же уровне, как и Россия в конце прошлого столетия – и следователи и судьи и прокуроры с большим сомнением относятся к самой возможности назначения судебной психофизио-логической экспертизы с применением полиграфа. Однако в настоящее время в России и во многих других странах заключение эксперта-полиграфолога в сово-купности с другими доказательствами, собранными по делу, не только находят от-ражение в обвинительных заключениях, но и ложатся в основу судебных решений. Освоение нового вида экспертизы – психофизиологической экспертизы с при-менением полиграфа началось в России в 1996 году, когда в Институте криминали-стики ФСБ России была организована подготовка экспертов-полиграфологов по «Программе подготовки специалистов по опросам с использованием полиграфа (полиграфологов) для федеральных органов исполнительной власти, их подразде-лений, а также органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации и стран-участниц СНГ». Обучение завершалось выдачей свидетельства на право производ-ства экспертиз по специальности «специальные психофизиологические исследова-ния с применением полиграфа». 14 мая 2003 года судебной психофизиологической экспертизе в России был придан официальный статус (Приказ Минюста РФ № 114 от 14.05.2003 (в ред. От 9 марта 2006 г. ) «Об утверждении перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях МЮ РФ, и перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях МЮ РФ), она включена в перечень экспертных специальностей, по которым право самостоятельного производства судебных экспертиз предоставлено судебно-экспертным учреждениям МЮ РФ. Род экспертизы определен как «психологическая», а экспертная специальность названа «Исследование психологии и психофизиологии человека». Разработаны государственные стандарты к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа» (утв. Министерством образования РФ 5 марта 2004 г. ). Кроме того, Прокуратурой г. Москвы 16.11.2005 г. нижестоящим подразделе-ниям было разослано информационное письмо № 28-05/06-05 «О проведении пси-хофизиологических экспертиз», где дан краткий обзор практики использования по-лиграфа в уголовном процессе и даются рекомендации по проведению подобных экспертиз. Генеральной прокуратурой России 14.02.2006 г. подготовлено письмо № 28-15-05 с обобщением практики использования возможностей полиграфа при рас-следовании преступлений. По данным Генеральной прокуратуры РФ, полиграф ус-пешно применяется не только при осуществлении оперативно-розыскных меро-приятий, но и для получения уголовно-процессуальных доказательств путем про-изводства психофизиологических исследований в виде заключения эксперта или специалиста. В основном данный вид экспертиз назначается при наличии неустранимых противоречий в показаниях участников процесса (свидетелей, потерпевших, обви-няемых, подозреваемых) или в случае противоречия между показаниями и другими доказательствами по делу. Основное требование к проведению психофизиологиче-ской экспертизы с применением полиграфа не зависимо от того, в отношении кого она проводится, является наличие добровольного согласия со стороны подэксперт-ного. Практика назначения психофизиологических экспертиз в России свидетельст-вует, что в 45% случаях они назначались в отношении свидетелей, в 30% случаях – в отношении подозреваемых и лишь в 10% – в отношении обвиняемых. В боль-шинстве случаев такие экспертизы назначались следователями и прокурорами-криминалистами органов прокуратуры – 80%, в 15% случаев – органами следст-вия ОВД, в 5% случаях – на этапе судебного следствия по ходатайству представи-телей потерпевшей стороны. При производстве таких экспертиз эксперт-полиграфолог оценивает психофи-зиологические реакции подэкспертного на те или иные вербальные или визуальные стимулы, после чего выносит суждение об их субъективной значимости, которая свидетельствует о наличии или отсутствии в памяти человека образов, сформиро-вавшихся в связи с тем или иным событием, то есть выносит суждение о наличии или отсутствии идеальных следов соответствующего события. Выявление таких следов может служить основанием для решения вопроса о сокрытии подэксперт-ным информации о расследуемом событии. Таким образом, анализ и оценка полу-ченных в ходе производства судебной психофизиологической экспертизы психо-физиологических реакций позволяет эксперту определить степень информирован-ности подэкспертного о деталях данного преступления. Назначение и производство судебной психофизиологической экспертизы не противоречит действующему казахстанскому законодательству, поскольку ее сущ-ность заключается в применении специальных знаний из ряда смежных областей науки и техники в ходе соответствующих исследований для решения вопросов, по-ставленных перед полиграфологом. В статье 10 Закона «О судебно-экспертной дея-тельности в Республике Казахстан» от 2010 года указываются три принципа судеб-но-экспертного исследования: всесторонность, полнота и объективность. Также в данной статье подчеркнуто, что заключение судебного эксперта должно основы-ваться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и досто-верность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических дан-ных. Таким образом, уже сегодня казахстанское законодательство не препятствует проведению психофизиологических экспертиз с применением полиграфа. К тому же, в действующей Инструкции по производству судебных экспертиз и специали-зированных исследований в Центре судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан от 24.10.2002 № 158 глава 21 так и называется: «Судебная экспертиза состояний психики и психофизиологических состояний человека». Назначение и производство судебных психофизиологических экспертиз с ис-пользованием полиграфа не противоречит действующему в Республике Казахстан законодательству: – во-первых, сущность психофизиологического исследования с применением полиграфа как такового заключается в применении полиграфологом специальных знаний из ряда смежных областей науки и техники в целях решения вопросов, по-ставленных перед ним органом или лицом, такими знаниями не обладающим, – во-вторых, порядок появления новых видов экспертиз в Казахстане не опре-делен. В УПК четко указывается, что эксперт — это лицо, обладающее специаль-ными знаниями, назначенное в установленном порядке для производства судебной экспертизы и дачи заключения. И в УПК РК, и в Законе РК «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан», нет ограничений, касающихся вида экспер-тиз, их видового перечня. Ничто не ограничивает возможности правоохранитель-ных органов в назначении экспертизы, не включенной в соответствующий перечень, с поручением ее производства лицу, обладающему, по мнению назначающего экспертизу, необходимыми специальными знаниями. Хотелось бы надеяться, что руководства Центра судебной экспертизы МЮ РК прислушается к нашим доводам и рассмотрит вопрос о приобретении компьютер-ных полиграфов и обучению своих сотрудников работе на них. Провести цикл та-ких занятий возможно на курсах при Алматинской ассоциации полиграфологов. Кстати, наша Ассоциация полиграфологов приступила к проведению семина-ров по повышению квалификации работающих полиграфологов. С 28 февраля этого года такой трехдневный семинар стартует в г. Алматы. В его программу включены наиболее сложные вопросы из практики использования полиграфа, обзор новых методик полиграфных проверок, технические новинки полиграфного оборудования и т. д. С подробной программой семинара и условиями участия в нем можно оз-накомиться по окончанию сегодняшнего Круглого стола. Резюмируя вышесказанное отмечу, что несмотря на отсутствие единого нор-мативного акта, регулирующего применение полиграфа различных сферах общест-венной жизни в Республике Казахстан, полиграф в настоящее время используется во-первых, в рамках существующего уголовно-процессуального законодательства при осуществлении оперативно-розыскной деятельности уполномоченными на то органами (в том числе, при выполнении отдельного поручения следователя, данно-го органам дознания в ходе выдвижения и разработки следственных версий); во-вторых, при кадровых проверках в силовых структурах и многочисленных частных компаниях. В заключении хотелось бы выразить большую благодарность руководству Академии экономики и права, лично ректору Серикжану Джакуповичу Оспанову за организацию нашего Круглого стола, за понимание и поддержку психофизиологи-ческого метода выявления скрываемой информации с применением полиграфа.